Крайне северная пенсия

Без графы в паспорте.
Федеральные законодатели, подняв в рамках реформы возраст выхода на пенсию, сохранили льготы малочисленным народам Севера, Сибири и Дальнего Востока (МНС). Возраст получения социальной пенсии для них так и остался на уровне 55 лет для мужчин и 50 для женщин. Те же представители МНС, которые занимаются традиционным видом деятельности и проработали не менее 25 и 20 лет соответственно в качестве оленеводов, рыбаков и охотников-промысловиков, получают право выхода на досрочную страховую пенсию в 50 и 45 лет.
Но гладко пока все только на бумаге. "Закон о пенсиях сделали, а как оленеводы и рыбаки будут доказывать, что имеют льготное право на пенсию? Система не готова к начислению социальных пенсий", - заявил зампредседателя комитета Госдумы РФ по делам национальностей Григорий Ледков на недавней встрече с избирателями на Ямале. Подробно свою оценку президент Ассоциации коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока изложил в интервью "Уралинформбюро".
- Григорий Петрович, не может же случиться так, что северяне, занимающиеся традиционными видами деятельности, останутся без пенсий?
- Первый шаг сделан – гарантии сохранены. Трудности возможны другого плана. Вот придет завтра женщина оформлять пенсию, и как ей доказать право выйти на нее в 45 лет? По каким критериям? Она наполовину татарка, наполовину башкирка, работала оленеводом.
В советское и постсоветское время этим вопросом занималась паспортно-визовая служба. Указание национальности в советском паспорте носило обязательный характер, а в начале 2000-х эту графу убрали. Сегодня любой человек может прийти в Пенсионный фонд и сказать, что он как представитель МНС претендует на льготу. И предстоит очень сложная процедура: ему – доказать свою национальную принадлежность, чиновникам – либо согласиться, либо доказать обратное.
Министерство труда при отработке технических моментов использует перечень коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока, утвержденный правительством РФ в конце 1990-х годов. И здесь могут возникнуть разночтения. Так, например, из этого перечня выпали вепсы (малочисленный финно-угорский народ, традиционно проживающий на Северо-Западе России, – прим. ред.).
Другой момент - проблемы при доказательстве трудового стажа могут возникнуть у оленеводов, рыбаков и охотников-промысловиков, которые юридически нигде не оформлены и трудовых книжек вообще не имеют. Этот вопрос очень актуален для Ямала, для тех северных территорий, где оленеводство сохранилось в неизменном виде.

Рыболовство - традиционный вид промысла северян
- Без графы "национальность" мы живем уже давно. Как этот вопрос решался до сих пор?
- Действительно, национальный вопрос остается неурегулированным уже больше 10 лет. Попытки решить его предпринимаются на местах. В некоторых субъектах создаются внутренние акты. Там, где нет порядка определения национальности, люди идут в суд. Прецеденты есть во многих регионах – и на Дальнем Востоке, и на Ямале.
Нужно разрабатывать пакет документов, технологию, методику начисления пенсий. Я считаю, что серьезные полномочия следует дать региональным и муниципальным властям, чьи наработки могут быть приняты на федеральном уровне. Либо на федеральном уровне может быть создан информационный ресурс – реестр, куда буду включены все малочисленные народы Севера, Сибири и Дальнего Востока: в каждом регионе, в каждом муниципалитете. Мы, общественники, выходили с этим проектом на площадку Госдумы, однако есть технические сложности по его прохождению.
- Получается, что принятие пенсионного законопроекта актуализировало этот вопрос?
- Да, пенсионные изменения его обострили, усилили аргументацию. Потому что люди пойдут получать пенсию в новых условиях, отработав десятки лет в суровых условиях, и у них неизменно будут возникать вопросы. Повторюсь, без федерального регулирования здесь никак.
Беседовала Кристина ШАБУНИНА
Фото: правительство.янао.рф

Источник: www.uralinform.ru

Похожие публикации