«Большой репортаж» ТВК: «Пенсионная несправедливость»

У старшего прапорщика Вячеслава Ярусова теперь много свободного времени – он никуда не торопится. Может и на велосипеде погонять, и красотами вокруг полюбоваться. Вячеслав вышел на пенсию в 42 года. Старческих болячек нет, поэтому сил достаточно. Вячеслав еще и работает – как водится у пенсионеров МВД – устроился в охранную фирму.
Вячеслав надел погоны в 18 лет. Служил в полиции и ОМОНе. Три раза был в командировках в Чечне. Служба, говорит, была не сахар. По закону, Вячеслав как и другие силовики получил законное право уйти на пенсию после 20 лет выслуги. Несмотря на особое отношение государства к таким как он, Вячеслав выступает за справедливость:
«Подход должен быть индивидуальным при назначении льготных пенсий, имеется в виду, кто был в Чечне, кто был в спецподразделениях, кто был на интенсивной работе, например, с задержанными работал. Эти люди льготники в полной мере, а люди, которые сидят и просто бумажки перекладывают на пятидневке, наверное, к ним можно подобраться».
Пенсионный возраст у военных и других силовиков называют предельным возрастом пребывания на службе. Для маршалов и высших генеральских чинов это 65-70 лет, для полковников – 55 лет, для низших званий – 50. Для женщин – 45.
Но этот показатель люди в погонах, как правило, в расчет не берут. Главное на службе – выслуга. Отработал 20 лет и пенсия тебе положена по закону. Фактически силовики уходят на пенсию в возрасте до 45 лет. В отдельных случаях на заслуженный отдых можно отправиться в 35 лет. Для этого нужно отучиться в военном вузе и служить в горячих точках либо на крайнем севере.
Бухгалтеры, кадровики и другие работники силовых ведомств, как правило, работают как обычные гражданские служащие. Особых условий труда почти нет. Пули не свистят, ночных дежурств минимум. Но и они на пенсию уходят после 20 лет службы. Особенно Вячеслав удивляется работе пресс-секретарей:
«Мне нравится Ирина Волк, находясь в звании полковника, замечательная женщина, выглядит удивительно, что для полиции – редкость, потому что у дознавателей всегда волосы взъерошены».
Пенсионная реформа, которая уже принята Госдумой, для обычных граждан. Силовики живут по другим законам и повышение пенсионного возраста их не касается. Сроки выслуги не увеличиваются. Реформа лишь закрепляет особое положение военных, полицейских, сотрудников ФСИН, ФСБ, прокуратуры и других подобных ведомств.
Работа Татьяны Ильиничны была не легче прокурорской. Женщина была штукатуром-маляром на стройке. Но в 38 лет была вынуждена уйти с работы по здоровью. Колени начали болеть и болят до сих пор. На пенсию вышла в 55 лет. Платят чуть больше 10 тыс. руб. в месяц. Теперь Татьяна Ильинична сидит с внуками и не может понять, как будут жить такие же как она после повышения пенсионного возрастаю.
«Я когда услышала, я сказала – это какая наглость, забрать у людей последние копейки, заставить их работать.
– А вы смогли бы до 60 работать?
– Нет! Конечно, нет», – рассказала пенсионер Татьяна Богомолова.
Андрей Машуков работает в управляющей компании. Следит за тем, чтобы в отдельно взятом доме все работало исправно. Для него повышение пенсионного возраста – сплошное разочарование и потеря около 1 млн руб. пенсионных выплат за 5 лет.
«Стаж 42 года. В 60 лет я хочу уйти на заслуженный отдых. Ну, а там уже захочу я работать при наличии пенсии – буду, не захочу – не буду работать. Нужно отстаивать свои права, сколько это может продолжаться?», – считает Андрей Машуков.
Сейчас пенсионный возраст в России установлен для женщин – 55 лет, для мужчин – 60. С 1 января 2019 г. он будет увеличен на 5 лет. Женщины пойдут на пенсию в 60 лет, а мужчины в 65.
Пока одни россияне негодуют, ходят на митинги, пытаются пенсионную реформу остановить. Другие от растущего социального протеста получают дополнительную социальную защиту. Например, прокурорам в прошлом году подняли пенсию на 30%.
Силовики, при общем, откровенно говоря, нищенском положении стариков, могут рассчитывать даже на две пенсии. Первая – по выслуге лет, вторая – обычная гражданская.
«Ну, для примера, в 45 вышел на военную пенсию, еще 15 лет проработал на гражданской службе, в 60 лет обращается за пенсией, ее размер, как правило, не большой – 3-4 тыс. руб.», – пояснила заместитель руководителя Пенсионного фонда Красноярского края Лариса Шлома.
Эксперты считают, что раз правительство затеяло пенсионную реформу, то затронуть она должна и тех, кто в погонах занимается кабинетной работой.
Им предлагают оставить повышенную пенсию, но платить ее не после выслуги, а по достижению нетрудоспособного возраста – сейчас это 60 для мужчин и 55 для женщин.
«Здоровые, крепкие парни должны взять на себя долю ответственности за страну и вместе со всеми эту проблему разделить.
Если мы говорим о том, что мы одна страна, один народ, если мы говорим, что мы вместе, тогда и силовики должны позже на пенсию выходить. Тогда это будет справедливо», – считает депутат красноярского Горсовета Константин Сенченко.
Но государство видит справедливость по-другому. Пока силовиков не трогают, но, например, учителей заставляют выходить на пенсию позже. Хоть для них и сохраняется льготный стаж в 25 лет.
Но пойти на пенсию, по новому закону, можно будет только спустя 5 лет после выработки этого стажа. Экономист, доцент кафедры Института экономики СФУ Юлия Черкасова уверена, правительству стоит еще раз сесть и подумать, что делать с пенсионной системой:
«Говорят, что мы будем изыскивать другие источники средств, мы будем уменьшать расходы пенсионного фонда, мы будем привлекать средства коррупционеров. Я считаю, сначала нужно все средства привлечь, посмотреть, какая будет картина, а потом сказать, мы будем увеличивать пенсионной возраст, но постепенно».
Пока правительство продавливает свой план пенсионной реформы, народ начинает все больше волноваться. Психологи замечают повышенную тревожность общества, депрессивность, страх перед будущим.
«Люди начинают на фоне этого страха творить какие-то странные вещи: тестировать на лидерские качества, свое здоровье, предрасположенность к онкологическим заболеваниям. Женщина 43 года говорит мне: «Надо же что-то делать, сейчас пенсионный возраст сдвинули. Как я буду работать до 63 до 60?»», – рассказывает психолог Инна Драчева.
Конечно, повышение выслуги для силовиков не решит проблемы пенсионной системы в целом. Льготники в погонах – это менее 1% от общего числа пенсионеров. Но ставка власти на сытое меньшинство и репрессивный аппарат, однажды в России уже не сыграла.

Источник: tvk6.ru

Похожие публикации